Самый Восточный Журнал Трагическая судьба Благовещенского храма в Харбине

Трагическая судьба Благовещенского храма в Харбине

Разжигаева (Омельчук) Н.П.

26.03.2008

Родиться русским, им остаться
И это счастье уберечь,
Когда бы, где бы ни скитаться –
Таким, как деды, в землю лечь.
Николай Евсеев

Русские переселенцы – строители КВЖД  и большая волна беженцев в гражданскую войну, очутившись на чужбине в Маньчжурии, стремились сохранить русский образ жизни, поддерживать русские традиции и продолжать ориентацию людей в русском духе. Сплочение шло вокруг православной церкви, которая помогала донести до молодого поколения, родившегося там, высокую нравственность, привить любовь ко всему русскому и прежде всего к России. Несмотря на все тяготы, на боль утраты, на тоску по потерянной Родине, русская православная церковь сплотила и помогла выжить и сформировать русское общество в Зарубежье, объединенное верой и любовью к Отчизне. В храмах чувствовалось и передавалось дыхание, атмосфера России, и люди стремились в них.

 

Священник  о. Кирилл Зайцев вспоминал то время: «Россия, ушедшая в небытие Россия, кусок ее материка, маленький островок, со стороны едва заметный, висящий над большевистским морем, затопившим Атлантиду Исторической России. Вот, что мы нашли в Харбине… Здесь «эмиграция» попала на почву обрусевшей «счастливой Хорватии», расположилась в ней, как дома, – так возник неповторимый Харбин, с его незабвенным бытовым фоном русских мальчиков и девочек, русских старичков и старушек, уютных завалинок, многочисленных храмов и сплоченного народа…» (Российская эмиграция на Дальнем Востоке. Владивосток, 2000. С. 119).

В Харбинскую летопись яркой страницей вошло русское зодчество, которое особенно проявилось в строительстве православных храмов, вписавшихся в колорит города на многие годы. За период с начала строительства КВЖД и до 1945 года их было сооружено в Маньчжурии более 60, из них 22 храма в Харбине.

 

Одним из последних был воздвигнут самый большой в Харбине Благовещенский храм вместимостью 1200 человек. Он был расположен в очень людном месте на Полицейской улице. Рядом проходила оживленная, сверкающая огнями и изобилующая магазинами, фешенебельная Китайская улица. Возле храма была конечная остановка трамваев, идущих из Нового города и Модягоу. С другой стороны располагался зеленый оазис городского сада, и сам храм утопал в зелени деревьев, растущих внутри его ограды. Невдалеке от храма протекала полноводная река Сунгари. Мелодичный звон его колоколов разносился над широкими водными просторами реки.

Зимой на Крещение из храма устремлялся с хоругвями и песнопением Крестный ход на «Иордань», когда тысячи верующих спускались на лед Сунгари на водосвятный молебен к установленным у большой купели из льда кресту и аналою. Здесь совершалось таинство освящения воды, сюда стекался православный люд города за Святой водой, а некоторые окунались в ледяную купель.

В храме пел хороший церковный хор, звучание которого под сводами с великолепной акустикой было прекрасным. Многие  регенты были воспитаны еще в дореволюционной России, такие как К.Н. Сорока, Ф.У. Селин, С.В. Мельников, под управлением которых пел хор Благовещенской церкви. Елизавета Николаевна Попова (Саурова), живущая ныне в Челябинске, пела в храме солисткой (меццо-сопрано) при регенте Викторе Ивановиче Федотове до отъезда на Родину. Она вспоминает особо торжественные богослужения на Пасху, которые так любили харбинцы. Свою последнюю Пасху перед отъездом она пропела в этом храме, и помнит ее до сих пор. Е.П. Таскина пишет в своей книге «Неизвестный Харбин»: «Оглядываясь назад сквозь годы, думаю, что огромное значение в сохранении национальных корней у Русского Зарубежья сыграла и эта изумительной, проникновенной красоты духовная музыка, хоровое пение, которое звучало во всех храмах».

Храм был спроектирован в модернизированном Византийском стиле гражданским инженером Б.М. Тустановским и являлся блестящим образцом архитектурной мысли.

Возведение храма началось осенью 1930 года  по настоянию митрополита Мелетия. Он строился 10 лет с постоянными трудностями при хронической нехватке денег. Большое содействие строительству храма оказывал начальник БРЭМа генерал В.А. Кислицын и его заместитель М.Н. Гордеев. Даже начальник японской военной миссии в Харбине генерал Янагита сделал щедрое пожертвование Благовещенскому храму, внеся на его достройку 1000 гоби. В знак заслуг в деле строительства храма они были награждены Строительным комитетом благодарственными грамотами и медалями (Печерица В.Ф. Духовная культура русской эмиграции в Китае. Владивосток, 1999. С. 36).

Строительство было завершено к 1940 году. Роспись храма, поражавшего своими размерами, длилась больше года. 14 сентября 1941 года при большом скоплении народа храм был торжественно освящен Владыкой Мелетием и вступил в фазу действующих церквей Харбина.

Митрополит Мелетий (Заборовский Михаил Васильевич) был назначен главой Харбинской православной епархией (ХПЕ) после смерти митрополита Харбинского и Маньчжурского Мефодия 9 мая 1931 года.

Он родился 7 июля  ст. ст. 1869 года в селе Гилевском Тюменского уезда Тобольской губернии. Сын протоиерея. Окончил Тобольскую духовную академию, и в 1889 году  принял сан священника. Овдовев, поступил в Казанскую духовную академию, где в 1898 году принял монашество. Служил в Сибири, был ректором Томской духовной семинарии и с 1908 года, став епископом, возглавлял Барнаульскую и Якутскую кафедры. С 1920 года переехал из Читы в Харбин, где  жил и работал в Подворье Пекинской Духовной  миссии. В 1930 году возведен в сан архиепископа. В 1939 году отмечал полувековой срок служения Православной церкви.

 

По инициативе митрополита Мелетия для пополнения лиц духовного звания в 1934 году был открыт Институт Св. Владимира, который он возглавил. Во главе правления этого духовного учебного заведения стал епископ Дмитрий (Вознесенский). Вначале в составе Института Св. Владимира было три факультета: богословский, политехнический и восточно-экономический, но впоследствии остался только богословский. Для подготовки священнослужителей в Харбине стараниями Владыки Мелетия действовала и духовная семинария, открытая в 1938 году.

Велась большая благотворительная деятельность. При Иверской церкви в 1933 году был открыт Серафимовский приют для мальчиков и богодельня для престарелых. Там же была организована в 1934 году Серафимовская народная столовая с бесплатными обедами для малоимущих.

При управлении митрополитом Мелетием ХПЕ достигла расцвета в своей хозяйственной деятельности. Действовали свечной завод, дача для пчеловодства «Сергиево», золотошвейная и иконописная мастерские, похоронное бюро при Софийском храме. Кроме того, работала типография, издающая журнал «Хлеб Небесный», тираж которого достигал 800 экземпляров. При Казанско-Богородицком мужском монастыре существовала больница с амбулаторией имени доктора Казем-Бека. Имелась общедоступная епархиальная  библиотека, начало которой было положено протоиереем В. Борисоглебским. Продолжали действовать Харбинские музыкальные курсы,  для музыкального образования русской молодежи. Церковь всюду вела  свое созидательное направление и вникала в нужды русского населения.

Нельзя согласиться с утверждением, что «Более 10 лет ХПЕ во главе с Мелетием процветала при поддержке японских захватчиков» и далее «После образования Маньчжоу-Го руководство ХПЕ, считая начальника японской миссии Янагита «великим другом и покровителем», бросилось в объятия японским захватчикам и фактически стало пособником милитаристам…» (Ли Шу Хьяо Деятельность Харбинской православной епархии. Дальний Восток России – Северо-Восток Китая: исторический опыт взаимодействия и перспективы сотрудничества. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию Хабаровского края, 100-летию со дня начала строительства КВЖД и города Харбина. Хабаровск, 1998. С. 172-174). Это не соответствовало действительности.

 

Как глава православной церкви в Харбине, митрополит Мелетий, жертвуя собой, рискуя свободой и жизнью, выступил с антияпонским заявлением против распоряжения о поклонении японским богам. Свою непреклонность и твердость в данном вопросе он выразил в обращении с посланием (из книги Виктора Санникова. Под знаком восходящего солнца в Маньчжурии. Сидней, 1990. С. 105-107):

АРХИПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ
ПРАВОСЛАВНОМУ ДУХОВЕНСТВУ И МИРЯНАМ ХАРБИНСКОЙ ЕПАРХИИ
ВО ИМЯ ОТЦА, СЫНА И СВЯТАГО ДУХА
Возлюбленные во Христе чада и братие!

В течение 23-летнего своего существования наша Харбинская Епархия по милости Божией пользовалась тишиной и миром во внутренней своей жизни за все невзгоды, какие претерпели у себя на родине верующие христиане, пребывающие здесь; награждалась особым миром со спокойствием; церкви умножались, приходы устроялись, и вся церковная жизнь шла по указаниям соборного определения 1917-1918 г.г.

Но вот в недавнее время появились тревожные признаки внутреннего не спокойствия, раздоров, а может быть, и раскола.
Дело в том, что по порядку государственной жизни в известное время считается обязательным делать поклонения.

Некоторые из них русскими православными христианами, как не противоречащие внутреннему убеждению их, совершаются добровольно и охотно. К таковым относятся молитвы за императора Ниппон и Маньчжу-Ди-Го, как почтение и уважение государственной власти.

В недавнее же время в ознаменование государственных событий были построены особые храмы (Дзиндзя, Кенкоку, Синбио), посвященные богине Аматерасу-Оомиками, как об этом говорится в официальных изданиях.

Поклонение в сторону этих храмов с этого времени стало считаться также обязательным и для православных русских эмигрантов.

Вопрос этот, весьма важный для душевного мира и внешнего спокойствия русских православных людей, обсуждался довольно продолжительное время в руководящих кругах Харбинской Епархии и в Миссионерском совете и получил определенное и для верующих русских людей авторитетное решение.

Так как всякого рода поклонения иноверным божествам и храмам запрещены заповедями Божиими: «да не будут тебе боги иные, кроме Меня» и «не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, елика  на земле внизу, елика в водах под землею, да не поклонишися им и не послужеши им», – поэтому православные христиане, послушные воле Божией и закону Его, не могут и не должны совершать этого поклонения, ибо таковые поклонения противоречат основным положениям Православной веры.

Об освобождении от этого рода поклонений местной государственной власти было подано особое ходатайство за собственноручной подписью четырех, проживающих в Харбине иерархов во главе с правящим Епархией Владыкой Митрополитом Мелетием, что и должно посчитаться голосом всей местной Харбинской Православной Церкви.

Вопреки этому взгляду Православной Харбинской Церкви о недозволительности поклонения храмам, посвященным  языческой богине Аматерасу-Оомиками, некоторые из православных христиан, и даже пресвитерского сана, высказывают мнения о возможности таких поклонений и совершают их.

Выражая свое глубокое сожаление о таком заблуждении, в своей сущности явно противоречащем прямой заповеди Божией и учению Православной Церкви, обращаем к вам, возлюбленные во Христе чада и братие, архипастырский свой призыв быть единомысленными и единодушными со своими иерархами, дабы не стать отступником от Православной веры.

 

Да будут вам, возлюбленные братии, укреплением в ваших испытаниях слова апостола Павла – «стойте в вере, мужайтеся, утверждайтеся» (1 – Кор. 16.13.).

Мы молим Господа о даровании вам терпения и сил до последнего издыхания сохранять и исповедывать Святую Православную Веру.
Да ниспошлет вам Господь руку помощи, да возвеселит и утешит вас Благодать Святого Духа.

Русские православные люди, будем безропотно и смиренно переносить ниспосылаемые нам всякого рода испытания. Будем взирать на подвиг святых угодников Божиих, которые всем жертвовали в своем служении за Святую Православную Веру.
И да утвердит Господь всех вас, даже до смерти, в твердом и неукоризненном исповедании православной веры в Господа Иисуса Христа и в святой и вечный закон Его, и в покорном послушании голосу Его Православной Церкви.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь наша со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь.

1944 года января 30-го дня ст.ст.

День памяти Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго.

Подлинное подписали:
МЕЛЕТИЙ, Митрополит Харбинский и Маньчжурский,
ДИМИТРИЙ, Епископ Хайларский,  
ЮВЕНАЛИЙ, Епископ Цицикарский

Это был подвиг. Если ранее церковь имела непререкаемый авторитет, то этот запрет вызвал доверие и любовь русских верующих, которые почувствовали себя защищенными.

Более 56 лет Владыка Мелетий пребывал в священном сане и всюду пользовался уважением прихожан. После кончины, последовавшей 6 апреля 1946 года, митрополит Мелетий был погребен под сводами Благовещенского храма, которому он отдал заботу в последние годы своей жизни.

Судьба храма, признанного одним из «самых замечательных церковных сооружений, созданных русскими людьми на Востоке Азии» (Печерица В. Ф. Духовная культура русской эмиграции в Китае. Владивосток, 1999. С. 36), оказалась трагичной. Просуществовав всего 17 лет со дня освящения, он был закрыт в 1958 году. Причиной тому послужил массовый отъезд русских людей, как на целинные земли Родины, так и за границу. Лишившись прихожан, он одиноко стоял невдалеке от берега, постепенно мелевшей реки…

Китайские власти города пытались использовать здание и приспособить его под цирковое училище. Останки митрополита Мелетия были осквернены (Священник Дионисий Поздняев. Православие в Китае. М., 1998. С.156). «Культурная революция» довершила конец храма, бесчинствующие толпы требовали его сноса. Последние иконы и церковная утварь бездумно сжигались на кострах. И в 1970 году жемчужину среди православных храмов Харбина взорвали…

На его месте на улице Юилу (бывшая Полицейская) возвели здание гостиницы «Gloria». Позже писалось, что храм вошел в архитектуру гостиницы, что он «упрятан в бетонную коробку корпуса гостиницы», что сохранились черты его колокольни.

Но, увы, свидетельств тому нет…

Источник: Русская Атлантида


Церковь, История