Самый Восточный Журнал Свечи, слезы, два креста

Свечи, слезы, два креста

Ирина Троценко (Газета "Хабаровские вести")

13.01.2016

К кому первым делом обращаются, зайдя в храм? К Богу? К священнику? Нет — людской поток с вопросами, проблемами и житейскими разговорами принимают на себя работницы свечных лавок. Корреспондент «Хабаровских вестей» один день поработала распространителем духовной продукции — так правильно называется эта должность.

Ах, мама, где моя помада

С недавних пор к работникам церквей, выходящим «в люди», в епархии пристальное внимание. Правящий архиерей — человек современных взглядов, так сказать, менеджер от Бога. Осознавая, какая ответственность в привлечении, вернее, в отталкивании народа от церкви лежит именно на тех, кто прибирает в храме или распространяет духовную литературу, т.е. олицетворяет в глазах «захожан» православие, митрополит Игнатий велел настоятелям провести с ними работу. Прежде благообразная бабушка в платочке могла так цыкнуть на забредшую в храм гражданку в брюках и при макияже, что та больше и на пушечный выстрел к объектам культа не приближалась. Теперь консервативным бабулькам остается только вспоминать те славные времена — владыка приказал не делать никому замечания. Пришла, мол, в храм, и слава Богу! Раз заглянет, два, а там и тушь смоет, и голову покроет, и станет достойным членом православного общества.

Работниц свечных лавок обязали посетить занятия у бизнес-тренера — переделываться на современный лад надо всем.

— Курсы для распространителей мы вели вместе с молодым батюшкой отцом Стефаном, и в нем чувствуется новый, прогрессивный подход, — говорит Наталья Солодова, заведующая сектором дополнительного образования Хабаровской духовной семинарии, организатор курсов. В мирской жизни, которая осталась за дверями церкви, она провела не один десяток тренингов и сама посетила их не меньше. — Спрашивают его женщины, как же так, что разрешили в храме с помадой находиться? Значит, и им тоже можно? А батюшка отвечает: «Иногда приятней на подкрашенные губы смотреть, чем на синие». Они снова: «Вдруг мимо митрополит пойдет, к руке уже не припадешь — помадой измажешь!» Но ведь можно щекой прикоснуться, если такое дело.

Колдуй, баба, колдуй, дед

— Будут попадаться разные люди, кто-то попытается вывести на конфликт, ни в коем случае нельзя поддаваться, — проводит со мной подготовительную беседу Наталья Валентиновна. — Есть такие, кто специально идет в храм поскандалить.

— Это типа бесноватые? А если кидаться начнут, что делать? — Я начинаю припоминать простейшие приемы, которые могут отрезвить буйного оппонента. Удар в нос еще никого не оставлял равнодушным.

— Какие удары? Только молитва. Православие — это вера в то, что Господь тебя никогда не оставит. Поэтому ты должна молиться и ждать помощи. Может, человеком и овладел бес, но в храм-то его привел ангел. Значит, тебе надо понять, для какой цели. Молись за него, в крайнем случае плесни святой водой, это приведет его в чувство.

Кроме буйных еще одна опасная категория — колдуны. Эти идут в храм сами и отправляют своих жертв, наставляя купить определенное число свечей и расставить их под иконами в нужном порядке. Вычислить их для опытного распространителя ничего не стоит, я же, как новичок, запомнила лишь, что если подозрительный гражданин хочет купить 12 красных свечей, ему надо сказать, что Богу открыты все сердца, и оккультизм он не одобряет. В общем, дело, товарищ колдун, ваше, но лучше поостеречься от смертного греха.

Кладбище лавочника

У каждого распространителя духовной продукции, как и у врачей, есть свое кладбище. Кого-то невольно обидели, кому-то не так ответили, тем самым отвратив человека от церкви и лишив возможности попасть в царствие небесное, что само по себе уже нехорошо. За все это приказом владыки работницы свечных лавок обязаны просить в молитве прощения перед сменой.

— В коммерции учат продавать выгоду, мы же своих работников настраиваем на другое, — объясняет Наталья Солодова. — Главная задача распространителя — направить человека к священнику, а батюшка уже сумеет подобрать к нему свой ключик. Люди заходят по разным причинам: скорби, желания узнать православие, получить ответ на вопрос. У распространителей очень ответственная миссия, они на самом начальном этапе катехизации* стоят. Здесь, как и в мирских магазинах, не рекомендуются фразы: «Чем вам помочь? Что подсказать?». Может, посетитель просто хочет постоять, посмотреть на икону молча, может, у него в душе такая скорбь или печаль, что его нельзя доставать. Поздоровайся, скажи: «Я рядом». И все, не надо его тащить на диалог. Иногда даже взгляд очень важен для человека...

Прихожане, захожане и ухожане

Все эти наставления прокрутила в голове по дороге на смену — в день святого Николая Чудотворца меня взяла стажером распространитель Спасо-Преображенского кафедрального собора Ирина.

Первое мое послушание — рассортировать уже упакованные просфорки (маленькие хлебцы, изготовленные по специальному рецепту) и закрутить в пакетики новую партию.

— Сегодня праздник, люди захотят приобрести просфорки, надо, чтобы они всегда стояли на виду, — говорит женщина. — Следи за наполняемостью корзинки и вовремя подкладывай.

За считанные минуты с открытия храма он стал наполняться людьми, которые, едва поклонившись иконам, сразу направлялись к нам. Просфорки действительно шли на «ура», еле успевала их закручивать.

Даже в такой толпе можно определить, кто перед нами: прихожане или захожане. Последний термин — новодел православных. Он означает человека, который либо редко-редко оказывается в храме, либо заглянул сюда из любопытства. При правильном подходе захожанина можно обратить в прихожанина. Но можно по неосторожности сделать его и ухожанином — это уже мой неологизм.

Видишь Матронушку? А она есть!

Мое внимание привлекли две женщины. Одна, постарше, вытирала слезы и о чем-то спорила со своей товаркой. В итоге они решились подойти к лавке: «Расскажите нам, пожалуйста, о Матронушке». Явные захожанки!

Мои сведения о Матроне ограничивались постами в «Одноклассниках», которые постоянно попадались в ленте с вечными ахами и охами пользователей Сети. Ирина только начала свой рассказ, как вдруг одна из стоящих рядом женщин сказала: «А хотите, я вам расскажу о ней? Я с ней встречалась». Мы разинули рты, а дама поведала историю, как выпросила у Матронушки исцеления от болезни, будучи в московском храме, где находятся ее мощи. И с тех пор святая не оставляет ее, являясь во снах. Из последних указаний Матроны — запрет на просмотр сериала о предсказательнице Ванге, который неожиданно увлек нашу рассказчицу.

— Грех, она сказала, такое смотреть. Матронушка всегда рядом с нами, вы ей молитесь, и она поможет, — завершила она историю и вытерла слезы. Слезы, надо сказать, проступили у многих слушателей, которые тут же захотели купить себе книжки о Матроне и молитвословы. А я подумала, что как раз планировала вечерком посмотреть финал «Битвы экстрасенсов»...

— Слезы — это нормально, — резюмировала Ирина, когда толпа схлынула и появилась свободная минутка. — Для меня слезы стали знаком свыше. Я приехала в Санкт-Петербург, зашла в лавру, и вдруг у меня потекли слезы. Выскочила на улицу — перестали. Отправилась в Казанский — снова слезы. И так несколько раз. Плачу, а самой легче становится... Вот некоторые недоумевали, даже у виска крутили, когда я уволилась с должности заведующей лабораторей и стала распространителем в храме, но мне так хорошо на этой работе. Она по душе.

Череп для ребенка

— Я в Интернете читала, что православный крест должен быть с округлыми концами, — придирчиво выбирает товар молодая посетительница в норковой шубе. — А у вас тут и с прямыми есть, это точно православные? А череп почему на нем нарисован? Дайте мне без черепа, я же для ребенка беру!

Дамочку в норке попытались убедить, что череп на крестике не просто так, а символизирует прародителя людского рода Адама, но капризная посетительница настаивала на своем — на крестике для ребенка никаких адамов, тем более в виде черепа.

— Это что, я когда в лавке стояла, одна женщина потребовала продать ей что-нибудь с мощами Иисуса, — делится редактор портала pravostok.ru Юлия Шутова, пришедшая проведать коллегу в новом амплуа. — Ей объясняют, что такое невозможно, а она говорит: ей сказали, что здесь они точно продаются.

— Надо было сказать, что только под заказ, — веселюсь я и тут же получаю замечание за смех от наставницы.

Открытка Мишиной бабушки

От большого количества людей едет кругом голова. Благо что меня, как стажера, пару раз сгоняли с записочками в нижний храм, а потом поручили усовершенствовать свечи. Здоровые, толстые свечи не влазят в церковные подсвечники, поэтому распространители модернизируют их вручную, подтачивая с одного конца. Стою, режу, и вдруг яркий золотой свет падает на меня откуда-то сверху. «Ну, все… Осталось только глас с небес…» — мелькает первая мысль. Фу ты, это солнце заглянуло в окно напротив и ударило лучом в золото икон нашей лавки. Те, в свою очередь, засияли так, что и лики святых на них было не разглядеть.

— Помогите открытку выбрать, а то я очки дома оставила, — отрывает от созерцания голос. — Внучок у меня, Миша, в Рождество родился, вот хочу ему открытку выбрать.

Вместе с Мишиной бабушкой мы перебрали массу открыток и остановились на той, где приводилось стихотворение Петра Вяземского.

— Может, прочитает когда и стих, — сказала она. — Останется ему от меня на память...

Мишина бабушка оказалась интересной собеседницей, на прощание она посоветовала мне обязательно родить еще ребенка, чтобы не жалеть потом в старости, как она, об упущенной возможности.

Не самая сложная работа

— Как же вы не устаете, — вяло удивляюсь в конце своей смены. — Я вот только от обилия народу уже утомилась.

— Ничего, это не самая сложная работа, — смеется Ирина. — Меня радует, что могу быть полезна людям, поэтому мне Бог помогает и дает силы.

Время пролетело незаметно. Итог дня: пара десятков упакованных просфорок, охапка подточенных свечей, продажа календаря и открытки, масса бесед с захожанами, в том числе разъяснение правильного употребления просфорок, и твердая уверенность в том, что работа в свечной лавке — это не мое.



Новости, СМИ и Интернет



2985 просмотров.

Светлана пишет 14.01.2016
Статья хорошая, вот только насмешливый тон ("консервативные бабульки", "благообразная бабушка в платочке") и ярлыки, навешенные на посетителей лавки "посетительница в норковой шубе", "дамочка в норке", "капризная посетительница" слегка коробят..
Ответить

Александр Борисович пишет 15.01.2016
А чего насмешливого в эпитетах "консервативные бабульки" и "благообразная бабушка в платочке"?! Консервативный в переводе с латыни - "охранительный", что в этом плохого? А "благообразный" вообще - "имеющий приятную наружность, благопристойный вид"! Чем плохо? Интересно, как по Вашему нужно было обозначить этих людей? Уместно было бы вместе с критикой предложить и свои варианты. Мне лично статья очень понравилась. Особенно эпизод с открыткой. Ирине спасибо и творческих успехов.
Ответить

Светлана пишет 17.01.2016
Александр Борисович, в самих словах, конечно же ничего плохого нет, слова очень даже замечательные, но любое, даже самое невинное слово можно превратить в острое орудие, ну, или хотя бы щелчок по носу. И поэтому так важно быть в обращении с ним чутким, особенно, если оно - слово - является твоей профессией.. А еще мне кажется, что сейчас наши бабушки, став притчей во языцех, несут на себе крест поругательства, вот именно сейчас, лет как десять, наверное, не более. Те самые бабушки, которые наполняли своим присутствием храмы, оживляя их своим трудом и молитвой. Именно эти бабушки, иногда несдержанные и требовательные в своей почти интуитивной, и часто неграмотной вере, сохранили для нас храмы, повторяю - ДЛЯ НАС. С вами. Чтобы мы, равнодушные, забежав случайно, задержались вдруг, зацепившись глазами за лик Божий. Чтобы мы, суетливые, учились милости, подавая нищим крохи от благ своих. Чтобы было куда прийти, однажды, со своими слезами, и принести плоды своей жизни к ногам распятого Христа, моля "Очисти!.." И чтобы мы могли продолжить дело, ими начатое, перехватив, как эстафету, огонь зажженных ими свеч. И об этих людях надо говорить с уважением и с большой буквы. Переписывать статью не стану - зачем?:) Она мне нравится, о чем я уже сказала выше, для человека, ее написавшую, это был новый и смелый опыт, которым она поделилась, и который было очень интересно читать, возвращаясь к нему не один раз. Успехов Вам, Ирина! И простите меня, если что не так:)..
Ответить