Самый Восточный Журнал Рождество в Китае глазами русских семинаристов

Рождество в Китае глазами русских семинаристов

Денис Голубев, преподаватель Хабаровской духовной семинарии

08.01.2012

Когда произносят слово "Харбин", то сразу всплывают в памяти страницы русской истории. Город, который застраивался русскими инженерами, архитекторами, руками простых русских рабочих и щедрых меценатов-благотворителей. В годы Гражданской войны в Советской России в Харбин эмигрировало большое количество русскоговорящего населения, которое привнесло культуру дореволюционной России и, конечно же, святое Православие. Бытовало такое понятие как "Жёлтая Русь", с которым ассоциировался город Харбин.

Сегодня, проезжая по историческим местам этого мегаполиса, сложно назвать его русским городом в Китае. Многие постройки переделаны или снесены, на их месте большими темпами возводятся крупные гипермаркеты, рестораны, центры развлечений и бизнеса. Даже "Старый Арбат" походит больше на американский Бродвей. В современном 10-ти миллионном городе практически невозможно услышать русскую речь.

Наша группа преподавателей и студентов Хабаровской духовной семинарии была направлена в Харбинский педагогический университет "Шифань Дасио" для знакомства с китайским языком и культурой. И, как и подобает
православным, сначала мы решили найти русский православный храм. К счастью, мы встретили еще на территории университета преподавателя русского языка Марину Владимировну Измайлову, которая уже 5 лет
трудится в этом педагогическом вузе. Она представилась прихожанкой Покровского храма в Харбине и с большой радостью согласилась показать нам дорогу до храма.

Спустя полчаса мы уже стояли у стен Покровского храма. Стоит отметить, что храм был построен в 1930 году русскими эмигрантами и освящен митрополитом Харбинским и Манчжурским Мефодием (Герасимовым). Архитектор Ю.П. Жданов возвел храм из красного кирпича в византийском стиле со сферическим куполом, вместимостью до 150 человек. В годы культурной революции в Китае, храм был закрыт. В 1956 году приходской актив Харбина обращался к Русской Православной Церкви с просьбой прислать священников или как-то посодействовать в укреплении Православия в Китае, но в связи с непростой политической обстановкой и
положением религии в СССР в те годы, оказать поддержку Русская Церковь не могла, так как сама находилась в крайне тяжелом состоянии. Это были времена Никиты Хрущева, который обещал всем гражданам советского государства показать в скором времени последнего "попа" в СССР. Таким образом, все имущество Православной Церкви в Китае было передано в собственность Китайского правительства. Покровский храм в Харбине не стал исключением. Спустя десятилетия, в период "политической оттепели", храм был открыт для посещения. Но это уже был не русский храм, а храм, принадлежащий Китайской Автономной Православной церкви. С 90-х годов XXвека богослужения в нем совершал китайский православный священник Григорий Чжу. Но в 2001 году он отошел ко Господу и храм до сих пор остается без богослужения. Китайские власти не позволяют приехать новому священнику, мотивируя законами о религии в Китае, где официально провозглашен коммунизм. Очень редко, раз в год, а то и в два, власти дают разрешение провести полноценное богослужение. В остальное время богослужение иногда совершается только мирским чином.

Итак, мы стояли у дверей храма, но зайти не могли: был будний день и храм был закрыт на замок. В расписании указывалось, что время посещения богослужений по воскресным и праздничным дням с 8.30 до 11 часов утра. Пришлось возвращаться. Однако неожиданно в Сочельник мы получили сообщение от Марины
Владимировны, что храм будет открыт в Навечерие Рождества с 17.00 до 18.00 часов. Нас охватила радость, наконец-то удастся попасть внутрь. Но Господь нас решил испытать на твердость духа. Так как мы одни, и,
учитывая то обстоятельство, что вечером Харбин изменяет свой облик, в связи с иллюминацией, то мы вышли не на той остановке, и пришлось изрядно поплутать, пока искали нужную улицу.

Рождество в Китае глазами русских семинаристов<br />

Видя наше терпение и веру, Господь все-таки сжалился над нами и направил нас ко храму. Со страхом и трепетом вошли мы в церковь. Внутри было тихо. Стояло примерно 10-12 китайцев и человек 5 русских. Перед иконами XIX столетия горели белые свечи. Иконостас одноярусный, не длинный, но убранство храма говорило о русской культуре: все размещено со вкусом и на своем месте. Стены выкрашены в голубой цвет, но было видно, что храм требует капитальной реставрации, так как штукатурка местами обвалилась или потрескалась, а алтарные стены были закопчены от кадильного дыма и свечей. Но, несмотря на это, храм был украшен живыми цветами и еловыми веточками. Было чисто, просто и уютно. Складывалось впечатление, что вот-вот откроются Царские врата и священник произнесет возглас. Но, к сожалению, возгласа не было, как не было и священника. На душе стало грустно: "Ну как же так, в такой великий праздник храм стоит без церковных молитвословий!?". Спросив разрешения церковного старосты (пожилая китаянка по имени "Катя"), наша группа спела тропарь, кондак
и величания Рождеству Христову. Стоявшие рядом китайцы тут же оживились. Наверное, многим известно, что китайцы неравнодушны к музыке. Особенно, если оно исполняется "а-капелла". Вот где отправная точка для миссионерства: коллективная музыка и танцевальные движения - это тот чувствительный материал, на который так легко откликаются китайцы. Мне сразу вспомнилось православное богослужение Абиссинии. Ведь в Древней Церкви была практика, когда разрешалось для определенного контингента верующих использовать за богослужением определенный вид танцев. Безусловно, это не традиционно для европейской культуры, но Китай - это не Европа. Здесь все по-иному. Однако, на все воля Божия и, думаю, что настанет время и для православного Китая.

После того, как мы исполнили песнопения, к нам подошел один китаец с русским именем Александр и сказал, что мы красиво поем. Слово за слово, завязалась беседа, познакомились. На завтра мы уже были приглашены в качестве певцов на утреннее рождественское "богослужение". Перед тем как уйти, мы попросили разрешения зайти в алтарь. Но, скорее всего, так как мы были людьми новыми, войти в алтарь нам пока не позволили, однако открыли боковые дьяконские врата, и через них нашему взору открылся небольшой алтарь. На престоле стояла
старинная Дарохранительница, на вид XIX столетия. На жертвеннике под покровом были видны очертания полного богослужебного набора для совершения Евхаристии. А на Престоле лежал покрытый Антиминс. Горел
семисвечник. Что нас приятно порадовало, так это порядок и чистота в алтаре. Было видно, что за этим здесь строго следят. Мысленно поклонившись святыне, мы, поблагодарив, поехали в университетское общежитие готовиться к встрече Рождества.

Прибыв в храм на следующее утро, мы заметили, что прихожан стало больше. Интереса ради, мы насчитали порядка 30 человек. Пока подтягивался народ, наша группа попросила разрешения прочитать Рождественский канон. "Если будете тихо читать, то можно", - последовал такой ответ. И потом разъяснили, что многие китайцы не понимают русского языка, они приходят в храм и читают молитвы на китайском. И чтобы не смущать и не мешать православным китайцам, нужно молиться тихо. Что ж, мы были в гостях, хотя и в "русском" храме, принадлежащем теперь китайцам. Отойдя немного в сторонку, мы тихим гласом прочитали канон празднику Рождеству Христову.

Ровно в 10.00 звонарь ударил в колокол. Под этот праздничный благовест китайцы запели на ломаном русском языке тропарь Рождеству Христову: "Рождество твое Христе. Боже наш...". Для нашего уха было не совсем привычно слышать такой язык. После того как они спели трижды тропарь, староста "Катя" пригласила нас спеть праздничные песнопения. "Малый хор" Хабаровской семинарии не стал ждать приглашения дважды и
громогласно исполнил тропарь, кондак и величание праздника. Китайцы одобрительно закивали головой, показывая тем самым, что им понравилось, и они ждут, чтобы мы спели еще что-нибудь. Ради такого случая мы пропели "Свете Тихий" и "Слава в вышних Богу".

По окончании этих песнопений, староста начала тушить свечи, показывая тем самым, что праздничное "богослужение" закончилось. Прихожане поздравляли друг друга с Рождеством, обнимались, обменивались
новостями. Тем не менее, как гостей, нас пригласили на праздничную трапезу в соседний ресторан. После общего фото на память прихожане дружно направились на рождественское разговение, которое, кстати, стоит признать было весьма обильным и вкусным. За обедом наш хор исполнил украинские колядки, чем вызвал настоящий фурор, с нами захотели сфотографироваться все китайцы этого ресторана. Возможно, это даже была своего рода проповедь Православия.

Рождество в Китае глазами русских семинаристов<br />

С одной стороны, впечатления, конечно, от "Харбинского" Рождества остались немного грустные. Остро чувствуется, как не хватает здесь православного пастыря, возле которого бы выросла церковная община и наладилась полноценная евхаристическая жизнь прихода. Было видно, что в Китае Православная Церковь находится еще на определенной стадии притеснения. Но сами китайцы говорят, что скоро грядут изменения в лучшую сторону для Православной Церкви, и возможно, на законодательном уровне будет решен вопрос с положением духовенства в Китае и проповеди православного вероучения. Хочется в это верить.

С другой стороны, не смотря на такой скудный в церковном отношении праздник, одновременно было и радостно, что мы смогли побывать у такой русской святыни как Свято-Покровский храм, помолиться вместе с братьями-китайцами, разделить радость о родившемся Богомладенце Христе. И как сказал Господь: "Если доброе семя упадет в землю, то обязательно прорастет и в свое время даст плод". А до тех пор, пока евангельские семена набирают свою силу и рост, мы будем верить, что молитвами Пресвятой Богородицы в этом храме невидимо предстоит Ангел Божий, и охраняет сей приход.


Новости