Самый Восточный Журнал Преосвященный Никифор (Ефимов), второй епископ Хабаровский.

Преосвященный Никифор (Ефимов), второй епископ Хабаровский.

01.09.2011

1 сентября 1937 года был расстрелян епископ Никифор (Ефимов), пополнивший собою Собор Новомучеников и Исповедников Российских. До сегодняшнего дня о нем сохранилось немного сведений, но его роль в духовной жизни Дальнего Востока сложно переоценить. В те страшные времена, когда каждого человека, именующего себя христианином, настигал выбор: что же все-таки спасать — тело или душу, епископ Никифор не поскупился жизнью, для утверждения своей верности Православию.
Именно об этом человеке Иеромонах Никанор (Лепешев) собрал уникальный материал, который будет представлен читателям сайта в качестве статьи, разделенной на несколько частей, таким образом, образующей своего рода цикл бесед об этом удивительном человеке.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
О втором хабаровском архиерее Владыке Никифоре на сегодня удалось собрать не очень много сведений. Епископ Никифор, в миру – Ефимов Иван Фомич, родился в 1888 году, в Оренбургской губернии, в Челябинском уезде, в селе Касулино. По одним данным он окончил только начальное училище, по другим – гимназию. Далее в его биографии пока что имеется лакуна порядка десяти лет.

На начало мая 1915 г., будучи ещё мирянином, Иван Фомич числился столоначальником в Благовещенской Духовной Консистории. Принял монашеский постриг с именем Никифор, но где и когда – на сегодняшний день не выяснено (скорее всего, в Благовещенске). В 1921 г. будущий Владыка был рукоположен в сан иеродиакона, а в 1922 году стал иеромонахом и служил в городе Благовещенске, в церкви Архиерейского дома (при ней же он и проживал). До 1923 года о. Никифор нёс послушание секретаря одного из виднейших российских иерархов ХХ века – Благовещенского епископа Евгения (Зернова) – выдающегося пастыря, будущего священномученика, с которым его связывали не только служебные отношения, но и близкая духовная дружба. Видимо, в это же время, за усердное служение Церкви, он возводится сначала в сан игумена.

Вскоре после окончания Гражданской войны на Дальнем Востоке и установления здесь советской власти, в Приамурье пришёл обновленческий раскол – «красная церковь». Уже в апреле-мае 1923 г. схизматики открыли свои «епископские» кафедры в Благовещенске и Хабаровске. Благовещенских обновленцев возглавил «епископ» Александр Введенский II, а хабаровских – «епископ» Владимир Давыдов. Как и в европейской части России, безбожная власть, желая ослабить Церковь, всячески поддерживала дальневосточных раскольников, при этом преследуя и притесняя тихоновцев – тех, кто оставался верен законному Первосвятителю – Патриарху Тихону. По всему Дальнему Востоку начались закрытия тихоновских храмов, изъятия церковных ценностей, аресты духовенства и активных мирян.
В марте 1923 г. был арестован и о. Никифор (Ефимов), и, пробыв год в заключении, вышел на свободу в марте 1924 г. Пока он находился под арестом, в канун Успения Пресвятой Богородицы 1923 г. был арестован и заключён в тюрьму епископ Евгений (Зернов), вскоре отправленный ОГПУ сначала в Читу, а затем в Москву. Благовещенская кафедра осталась на годы вдовствующей, приамурские тихоновцы лишились архипастыря. Выйдя из заключения в марте 1924 г., о. Никифор был отправлен властями в ссылку в Вятскую губернию. Там он пробыл меньше года, и весной 1925 уже служил в Иркутске, где в марте месяце был возведён в архимандриты.

Не позже начала 1926 года архимандрит Никифор (Ефимов) вернулся в Приамурье и встал во главе борьбы с обновленчеством в Дальневосточном крае (ДВК). Объезжая приходы Благовещенской епархии и общаясь с верующими, он одних удерживал от соблазна уклониться в раскол, других, отпадших, возвращал в лоно Церкви. При этом о. Никифор очень многое сделал для духовного и организационного сплочения приамурских тихоновцев, лишённых с 1923 года единого церковного центра в лице правящего архиерея. Во многом благодаря ему, в самом Благовещенске к началу 1926 года православные начали значительно преобладать над схизматиками: на 2000 зарегистрированных властями тихоновцев приходилось всего 450 обновленцев.

Энергичная и неутомимая деятельность о. Никифора по преодолению раскола и сплочению православных, с одной стороны – делала его духовный авторитет всё более и более высоким в Благовещенской епархии, а с другой стороны – вызывала постоянное раздражение местных властей, старавшихся всячески поддерживать «красную церковь».
В 1925 г., для укрепления позиций тихоновцев в Приамурье, здесь была учреждена викарная Хабаровская кафедра, на которую был назначен еп. Трофим (Якобчук). Но он так и не смог вступить в управление ею. И когда встал вопрос о поставлении нового викария Благовещенской епархии, способного во время вынужденного отсутствия правящего архиерея взять на себя его обязанности, выбор Священноначалия пал на архимандрита Никифора (Ефимова). По всей видимости, он был рекомендован на это служение Благовещенским владыкой Евгением (Зерновым), находившимся в то время в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН).

Незадолго до того, в 1925 г., одно за другим последовали печальные для Русской Церкви события: 7 апреля (на Благовещение Пресвятой Богородицы) – кончина Патриарха Московского и всея Руси Тихона, а 9 декабря – арест Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского). Управление текущими церковными делами временно принял Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский).

Именно по его распоряжению, 21 марта 1926 г., в Иркутске, о. Никифор был хиротонисан во епископа Хабаровского. Таинство рукоположения совершили два викарных архиерея Иркутской епархии: временно управляющий ею епископ Нижне-Удинский Евсевий (Рождественский) и Киренский епископ Ираклий (Попов). (Возможно, при возведении о. Никифора во епископы присутствовал и его будущий преемник на Хабаровской кафедре – игумен Пантелеимон (Максунов), который, как было сказано выше, в это время жил в Иркутске).Эта хиротония стала сильным ударом по раскольникам, ибо вокруг нового православного архиерея стали постепенно объединяться все, кто стремился быть верными Церкви Христовой. Так начался упадок «красной церкви» в Приамурье. В численном отношении православные постепенно начали преобладать над раскольниками, причём не только в Благовещенской епархии, но и по всему Дальневосточному краю. Если на 1 января 1925 года в ДВК обновленческих приходов было больше, чем тихоновских почти в три раза (296 против 117), а к 1 января 1926 года ситуация не особенно изменилась к лучшему (359 раскольнических общин при 259 православных), то к 1 января 1927 года положение изменилось уже кардинально (373 тихоновских храма и 281 обновленческий). Т.е. в это время в борьбе Церкви со схизмой произошёл явный перелом: перевес сил, наконец, оказался на стороне православных. С весны 1926 года многие храмы, переданные властями обновленцам, начали пустовать, будучи оставлены прихожанами (а нередко и клириками). К концу того же года к тихоновцам от обновленцев перешли 82 прихода и 119 священнослужителей. И во всём этом была большая заслуга епископа Хабаровского Никифора (Ефимова).


Новости