Самый Восточный Журнал Православное храмовое зодчество и его влияние на развитие культуры на Дальнем Востоке России

Православное храмовое зодчество и его влияние на развитие культуры на Дальнем Востоке России

Игумен Петр (Еремеев)

28.08.2009

Согласно известному определению, храм – это «богословие в камне». Главное его назначение – быть Домом Божиим, местом встречи человека со своим Создателем. И это отражается в его архитектуре, во внешнем и внутреннем убранстве.

Планировочное решение и внутренняя пространственная организация храма имеют свои традиции. Это крестообразный с удлиненной западной частью, крестово-купольный, а также  с подчеркнутой продольной ориентацией. В це­лом в структуре плана православного храма видны гео­метрические фи­гуры – линия или крест и, как указывал В.И. Даль: ''Церковь у нас строится крестом либо кораблем в основании, т.е. в виде креста или долгого четы­рехугольника''.[1]

Такое устройство храмов несёт в себе глубокий смысл. Крест – это главный символ христианства, знамение победы Христа над смертью, адом и диаволом. Корабль – это образ Церкви, как Ковчега Спасения, в котором человек переправляется по волнам житейского моря в Царствие Божие. Такая символика церковного зодчества восходит к первым векам христианства, и была заимствована нами из Византии.

Но на Руси храмостроительство очень быстро приобрело свои уникальные и неповторимые черты. Быстро впитав византийскую архитектуру, оно растворило ee с коренной славянской традицией зодчества, впоследствии добавив туда и выразительные азиатские элементы. Яркими представителями этого русского синтеза являются, например, знаменитый храм Покрова на Нерли, московский собор Покрова на рву, известный как храм Василия Блаженного, деревянный храмовый комплекс в Кижах, белокаменные шатровые храмы в Коломенском, в подмосковном селе Остров, древние храмы Новгорода и Пскова, и другие.

Начало храмостроительства на Дальнем Востоке

История храмостроительства на Дальнем Востоке России восходит к середине XVII века, к эпохе первопроходцев. И начинается она с Приамурья. Ерофей Хабаров, Онуфрий Степанов и их сподвижники, осваивая новые земли, строили по берегам Амура и его притоков остроги, главным из которых стал Албазинский. По данным Кочедамова В. И.[2], на территории Албазина  до 1684 года находилась Спасская церковь, а ''за городом южнее, на лугу, где протекала небольшая речка, стояло 40 изб посада и часовня...'' Однако другие источники свидетельствуют, что '' в 1680 г. острог имел две церкви – Вознесения и Николая Чудотворца...''[3] Имеются сведения и о том, что '' в 3 км от Албазина в 1672 г. иеромонах Гермоген  основал Спасский монастырь. Ниже Албазина монахи выстроили пустынь с церковью''[4]. В Покровской слободе – в одном из самых крупных амурских поселений была выстроена часовня.[5]

Первые дальневосточные храмы представляли собою срубы. Их архитектура не отличалась от аналогичных церквей Зауралья и Сибири. Которые, в свою очередь, ведут своё преемство от храмов центральной России. Самым распространённым типом был одноглавый четырёхугольный сруб – «храм-свеча», символизирующий устремление человеческой души к Богу. Позже появились и пятикупольные храмы, сначала деревянные, а потом и каменные. Пять куполов – четыре малых, окружающие большой центральный, – указывают собою на Христа и четырёх евангелистов.

Основные черты, сформированные столетиями в русском зодчестве, такие как: каноничность, органичная связь с окружающей средой, живописность храмовых сооружений стали неотъемлемой частью и дальневосточной церковной архитектуры. Храмовое зодчество стало важнейшим фактором сохранения и развития славянской культуры на Дальнем Востоке.

Следует привести слова академика Д.С. Лихачева: “…Одна из самых типичных черт русских городов – их расположение на высоком берегу реки. Город виден издалека, и как бы втянут в движение реки: Великий Устюг, волжские города, города по Оке. <…> Это традиции древней Руси, от которой пошли Россия, Украина <…>, а потом Сибирь с Тобольском, Красноярском…”[6]. Данное высказывание вполне можно отнести и к дальневосточным городам, так как их основание неразрывно связано с градостроительными традициями России. Подобная преемственность нашла отражение как в выборе места для военных постов и станиц, так и при дальнейшем развитии населенных пунктов, формировании их центров и в характере храмовой архитектуры.

В истории церковного зодчества на начальном этапе утверждения российской государственности в нашем регионе есть и печальные страницы. Вследствие вынужденного заключения Нерчинского договора между Россией и Цинским Китаем (1689 г.), когда Приамурье обезлюдело, храмостроительная деятельность здесь прекратила дальнейшее развитие. В конце XVII – первой половине XIX вв. культовое зодчество продолжало развиваться в Якутске, Охотске, на территории полуострова Камчатка, Чукотки, в Русской Америке (на Аляске и Алеутских островах).

Храмовое зодчество после заключения Айгунского и Пекинского договоров

Второй этап освоения Россией обширных территорий Дальнего Востока начался с середины XIX века, после заключения исторических Айгунского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) договоров. С этого времени начинается активное строительство храмов на территории Приамурья и Приморья, а также на острове Сахалин. Русские люди вернулись на Амур, стали закладываться военные посты и станицы. Данные населенные пункты играли роль стратегических военных точек и тем самым, решался вопрос об укреплении границ. Практически сразу после основания военных постов и станиц возводились храмы. Обычно местные строители сначала сооружали часовни, а в дальнейшем возводили церкви. Некоторые из часовен впоследствии трансформировались в церкви, путем пристройки алтарной части.[7]

21 июня 1858 года был освящен первый храм на берегах Амура в посту  Мариинском. Чин освящения был совершён святым равноапостольным Иннокентием (Вениаминовым), в то время – епископом Камчатским и Алеутским, впоследствии – митрополитом Московским. Вообще, с именем святителя Иннокентия связано множество храмов на Дальнем Востоке. «Епископ Иннокентий к каждому из них приложил свою мысль, вычерчивал план <...>, показывал как надо класть сруб, печи, как вставлять косяки, укреплять стропила <...> брал топор в руки и учил плотников не рассказом, а показом» (»Жизнь Иннокентия (Вениаминова)» Сильницкий, 1897 г.). Уже в 1858 году, сразу после подписания Айгунского договора, в Приамурье строилось пять церквей: в селение Михайловском, в городах Софийске, Николаевске, Благовещенске и в военном посту Хабаровка – будущем городе Хабаровске.

С 1879 г. в Дальневосточном регионе формируется каменное храмовое строительство, начало которому положило возведение Никольского собора в г. Благовещенске. В 1886 г. на территории Приморья и Приамурья возведена первая церковь в т.н. «кирпичном стиле» - Успенский собор  (1884 – 1886, 1906 гг., арх., гражданский инженер С.О. Бер.) в городе  Хабаровске. К 1888 году на территории Приамурья и Приморья насчитывалось около 40 церквей и около 20 часовен. За следующие же 3 года было выстроено ещё 29 церквей и 37 часовен. В этот период в дальневосточном церковном строительстве появился новый тип храма – пятишатровый крестово-купольный с четырьмя опорами: Успенские соборы в г. Хабаровске и в г. Владиво­стоке, Никольская церковь в г. Благовещенске. Для данных сооружений ха­рактерна компактная планировочная схема с тенденцией построения гре­ческого креста. Данный тип храмов впервые разработал архитектор К.А.Тон (церковь Св. Мирония в Егерском полку в Петербурге).

С 1890-х по 1917 гг. было возведено значительно больше церковных сооруже­ний, чем за предыдущие годы: в населенных пунктах региона по­строено более 170 храмов. Т.е. это был самый плодотворный период храмостроительства на Дальнем Востоке.

На развитие дальневосточного храмового зодчества в то время большое влия­ние оказало завершение строительства Уссурийской же­лезной дороги в 1897 году. Так, в 1898 году только на территории нынешнего При­морского края строилось 18 храмов. Увеличилось строительство камен­ных церк­вей, теперь они возводились не только в городах, но и в посел­ках, на но­вых железнодорожных станциях – Раздольное, Угловое, Гроде­ково и др. К началу XX в. количество крестьянских поселений возросло в несколько раз и стало основной формой расселения, вследствие чего воз­никла большая необходимость в сооружении новых сельских церквей в расту­щих и вновь образованных дальневосточных поселках.

С 1898 по 1917 гг. в городах и поселках региона построено 22 каменных храма, 3 каменные часовни и около 150 деревянных церквей, а также основано 3 монастыря. В данный период кирпичные храмы были построены в Благовещенске, Владивостоке, Хабаровске, Никольск-Уссурийском, на ст. Гродеково, в посёлках Иман, Угловом, Графском и др. Наиболее значимые и представляющие интерес в архитектурно-художественном решении – это следующие церкви: Иннокентьевская  (1897 – 1898 гг., военные инженеры В.Г. Мооро, Н.Г. Быков) и Алексеевская (1907 – 1912 гг.) церкви в Хабаровске, Николаевский собор (1894 – 1901гг., военный инженер В.И. Жигалковский) и Свято-Покровский храм (1914 г.) в  Никольск-Уссурийском, Вознесенская (1896 – 1898 гг.) и Троицкая (1900 г., арх.  военный инженер М.М. Осколков) церкви в Благовещенске, Покровский храм (1900 – 1902 гг.) и проект Первореченской церкви (1910 г.) во Владивостоке, Свято-Покровский храм (1900 г.) в с. Угловом, церковь на ст. Гродеково (1911 – 1912 гг.).

Православные храмы в данный период строились по устоявшимся русским традициям. Среди них преобладали крестовые и крестово-купольные, построенные в русском и русско-византийском стилях. Церкви возводились на просторных площадях, в узловых точках города, на возвышенных местах, являлись главными смысловыми акцентами городской среды. Соборы и приходские храмы выделялись не только размерами и доминирующими вертикалями сооружения, но и качеством строительства.

В данный период крупные каменные церкви строились как в городах, так и в небольших населенных пунктах региона. Некоторые из них возводились и по проектам известных столичных архитекторов. Так, например в п. Иман в 1909 г. возведена каменная церковь по проекту академика А.Н. Померанцева. Архитектор А.Н. Померанцев являлся также автором типовых проектов сельских деревянных церквей, по которым строились храмы в Амурской области. Деревянный храм в поселке Нелькан был построен по проекту архитектора К.А. Тона – создателя московского Храма Христа Спасителя.

Период богоборчества

К сожалению, расцвет храмостроительства на Дальнем Востоке был надолго прерван революцией 1917 года, Гражданской войной и последующими гонениями на Церковь коммунистическими властями. В этот период практически все дальневосточные храмы, за очень небольшим исключением, были разрушены. С 1933 по 1944 годы на Дальнем Востоке не оставалось ни одного открытого храма, священники и деятельные миряне в большинстве своем были замучены в застенках или расстреляны, церковная жизнь ушла в глубокое подполье.

И только в годы Великой Отечественной Войны, когда советское правительство ослабило гонения на верующих, стало возможным некоторое восстановление утраченного. Так, например, в 1944 году Хабаровске Православной Церкви было передано властями предназначенное под снос деревянное здание булочной, в которой был устроен храм во имя святого благоверного князя Александра Невского. А вскоре был возвращён верующим привокзальный Христорождественский храм, также деревянный. Но всё это было крохотной толикой того, что было отнято и разрушено.

Возрождение традиций

Подлинное возрождение и церковной жизни, и храмостроительства на Дальнем Востоке стало возможным только после начала т.н. «перестройки», а в полной мере – в начале 90-х годов XX века.

Сегодня на наших глазах в Дальневосточном регионе совершается восстановление традиционных форм церковного зодчества. Нынешнее храмостроительство, как и в прежние века, служит к утверждению российской культуры и государственности на Дальнем Востоке. Так, например, современные храмы Хабаровска воспроизводят известные образцы русской церковной архитектуры или сочетают их лучшие черты: Спасо-Преображенский кафедральный собор может считаться увенчанием архитектурных поисков и решений церковных зодчих в Тотьме; храм преподобного Серафима Саровского свидетельствует о духовных связях православных дальневосточников с древней псковской землей; Елизаветинский храм побуждает нас вспомнить замечательные белокаменные храмы Московской Руси, Покровский храм – бывший кинотеатр – в теперешнем виде воспроизводит форму древней христианской базилики: «корабля спасения».

По сравнению с западными регионами России, на Дальнем Востоке воссоздание национальных православных святынь происходит с некоторым запозданием. Сегодня требуется более активное участие в этом важнейшем деле всех тех, кто радеет о духовно-нравственном возрождении нашего региона. Замечательной инициативой могло бы стать создание попечительских советов, которые взяли бы на себя инициативу по восстановлению разрушенных храмов и строительству новых. Было бы справедливо обратиться к опыту прошлых веков, когда успешные выходцы их сел и деревень заботились об устроении храмов на земле своих предков.

Участвуя в храмостроительстве мы совершаем спасительное служение по возрождению веры в нашем народе. Вместе с тем, создавая на просторах Дальнего Востока, в наших порой обезличенных городах и селах, духовные центры, мы тем самым благоукрашаем места нашего проживания. Ведь православнее храмы являются украшением любого города или деревни, а главное –  являют собою живую связь с традиционной славянской православной культурой, способствуя её сохранению и развитию.


[1] В.И. Даль  Толковый словарь живого великорусского языка том 2, СПб., 1909, С. 161.

[2] Кочедамов В.И. Первые русские города Сибири. М.: Стройиздат., 1978., С. 58

[3] История Дальнего Востока СССР в эпоху  феодализма и капитализма (XVII в. – февраль 1917 г.). М., 1991, С. 43.

[4] Там же, С.43.

[5] Там же. С.45.

[6] Лихачев Д.С. Ансамбли памятников искусства. М.1981, С.39

[7] РГИА ДВ Ф. 1, оп. 1, д. 469.


Общество, Культура