Самый Восточный Журнал Образ и подобие Подарки изо льда

Подарки изо льда

Епархиальная газета "Образ и подобие"

02.01.2018

Прихожане Спасо-Преображенского кафедрального собора Наталья Нечаева и Денис Абдулин – удивительная семья художников. В их доме как-то спокойно, уютно и здесь нет скучных вещей. Взять хотя бы детские кровати в форме огромного корабля и сказочного дома. В них можно играть, творить,а при желании и отдохнуть. Перед Рождеством не первый год художники украшают и дом Божий фигурами изо льда. То «хрустальные» волхвы шествуютв направлении алтаря, то кроткие овечки забрались на ступеньки в ожидании чуда. Эта история началась восемнадцать лет назад. В 2000 они окончили художественно-графический факультет, поженились и в это же время увлеклись ледовой скульптурой.

– Денис, Наталья, расскажите,с чего началось ваше увлечение ледовой скульптурой?

Наталья: Раньше парк Динамо оформляли китайские художники,а наши мастера только помогали. В 2000 году решили полностью своими силами украсить площадь Ленина, а для этого набирали студентов последних курсов художественно-графического факультета. Мы с Денисом как раз учились пятом курсе. Они больше рассчитывали на мальчиков, но на худграфе их можно было по пальцам одной руки пересчитать, поэтому пошло много девочек.

– Лед – очень хрупкий материал,сложно с ним работать?

Наталья: Начинаем с разработки эскиза, далее идет работа с глыбой льда – постепенно отсекается все лишнее, оттачиваются мельчайшие детали, пока фигура не приобретает законченную форму. В зависимости от инструмента можно получить разные эффекты. Лед то матовый, то прозрачный, то фактурный. Обрабатывать его специально нигде не учат. Сначала подсматривали за работой мастеров, потом уже сами доходили до всего методом проб и ошибок. Скульптуры и ломались, и разрушались – и такое бывало.

Один раз мы уже делали последние штрихи в конкурсной работе, как я неудачно подняла голову и «счистила» весь ряд хрустальных кувшинок. Восстановили, как смогли, но на призовое место уже мы не могли рассчитывать. Но… мы успели все восстановить до осмотра жюри и первое место все-таки завоевали. В этом деле не так важно образование,сколько умение чувствовать материал. Поэтому ледовыми скульпторами могут стать люди самых разных профессий. Работали с нами и диспетчеры из аэропорта, и госслужащие, и студенты политехническогоуниверситета.

Денис: Самые экстремальные температуры я ощутил на гран-при ледовых скульптур в Каргополе в крещенские морозы под -40.Мы еще после конкурса в прорубь ныряли, там-то теплее было. Чем холоднее, тем лед более твердый и плотный. В сильные морозы, соприкасаясь с водой, которую мы используем как клей, он может даже лопнуть. Когда слишком тепло,тоже плохо, лед становится мягким, рыхлым и резать его просто,но склеить очень трудно. Комфортная температура – от -5 до -15 °С. В Санкт-Петербурге я делал скульптуру на конкурс у стен Александро-Невской лавры. Днем слишком тепло, и чтобы она не успела растаять, я работал ночью. И в любом случае, при таких температурах она простоит только один день. После конкурса в Каргополе, Мурманске, Москве и Санкт-Пе-тербурге лучшие из нас в 2014 году поехали в Сочи на открытие Олимпийских игр. Делать скульптуру при плюсовой температурене менее экстремально, чем в -38.

Начали ночью на площади возле горнолыжного комплекса «Роза Хутор». Мало сделать интересную композицию, по правилам после финишного свистка она должна простоять еще два часа. А мы все это время ходим вокруг, переживаем. Моя скульптура серфингиста в морской пучине выстояла, а через 20 минут после оценки жюри у парня отвалилась нога. Я тогда победил. На скульптуре художника из Питера от жары и ветра образовалась выемка. Всего не учтешь, влияют и сила ветра, иугол падения солнечных лучей.

– Расскажите подробнее про библейский сюжет в вашем творчестве?

Денис: Всегда интересно придумать что-то новое в рамках заданной темы. В Санкт-Петербурге я участвовал в конкурсе рождественских скульптур, который проходил у стен Александро-Невской лавры. В Мурманске импровизировал на тему рождественских колядок. Там были хрустальные ворота, ребятишки, и даже животные. Возле собора Василия Блаженного вытачивал изо льда его маленькую копию и скульптуры с членами царской семьи. Около Спасо-Преображенского собора в Хабаровске первый раз сделали композицию волхвов с верблюдами. Потом были взбиравшиеся на ступеньки овечки, которые так понравились детям.

– Не возникает сложностей с материалом?

Наталья: В Амуре лед желтый, мутный, еще и с песком, поэтому достаем его из озер. Как-то попадались вмерзшие рыбки, лягушки и водоросли. Один раз ребятам достался кусок льда с вкраплениями битого стекла. Не могли понять в чем дело, то стамеска ломается, то инструменты портятся, а они всегда должны быть очень острыми, как лезвие бритвы.

– Не жалко, что работа тает на глазах?

Денис: Больше расстраиваюсь, когда ломают по небрежности. Стараешься на конкурс сделать лучше, а кто-то подбежал, обнял, и все, деталь отлетела в сторону. Главные аргумент «ой, я не хотел». Это обидно, а то что он растает, я не переживаю. Это же вода, утечет, а потом опять замерзнет. Много скульптур и не надо. Зимой они украшают наш город, а если бы все они оставались,то из года в год было одно и то же.Вытащили Гулливера, спрятали (речь о горке в виде Гулливера, которую каждый год устанавливали в парке на новогодние праздники – прим.ред.). А этот материал позволяет год за годом менять сюжетную линию.

– Сегодня добрая семья воспринимается как подвиг. Как вам удалось достичь единодушия и единомыслия?

Наталья: Стараемся по мере сил поддерживать семейные традиции. По субботам мы смотрим старое доброе кино и устраиваем чаепитие. В воскресение стараемся провести всей семьей вместе. Дети для нас устраивают «отдыхи». Они наряжаются, готовят конкурсы, загадки, а все это заканчивается чаепитием. Даниил дорос уже до ночной Рождественской службы, он сам попросился в этом году. Надеюсь, что это тоже станет традицией для нашей семьи.

Денис: С появлением детей мне как декоратору даже заказы стали интереснее поступать. И материальное положение улучшилось. Говорят же, Бог дал детей, Бог даст и на детей. Мы не переживаем, чем же занять детей. Они то книжку читают,то рисуют, то что-то мастерят, чинят, разбирают. Даниил ходит на шахматы, робототехнику, рукопашный бой. Ульяна у нас артистка. Она всегда что-то напевает, вот и решили развивать этот талант в вокальной студии. А однажды взял ее с собой на работу, и ее позвали в студию художественного слова. К моему возвращению она уже успела выучить стих. С тех пор и занимается.

– Увидеть талант непросто?

Наталья: Так получилось, что мы прозевали свою очередь в детский сад, и со старшим сыном Даниилом я занималась сама. Он усидчивый, вдумчивый, в три года уже конструкторы сложные собирал. Мы поняли, что могли потерять своего «логика», отдав в группу из 30 ребятишек. И когда появилась Ульяна, вариант с детским садом мы уже не рассматривали.В нашей семье все любят рисовать. Мы с Ульяной предпочитаем живопись, а мужская половина – графики. Даниил любит прорисовать мелкие детали. Недавно мы провели совместную выставку в доме творческой интеллигенции, и так ее и назвали «Сотворчество».

Для детей очень важно были во всей полноте увидеть, чем же занимаются родители. Даниил, как увидел работы из архива, так выдал: «Папа, наконец-то все увидят, что ты еще и так можешь».Сейчас все в планшетах и смартфонах, а плоский экран не дает ощущения пространства. Когда дети учатся замечать вокруг себя красоту, то им не может быть скучно. Вот муравей на ботинке, вот цветок необычный. Им самим интересно, и они нас учат этому. Смотри, там – то, а там – это, или зададут такой вопрос, что диву даешься.

Денис: У нас и друзья по песочнице отмечают, что дети плохо спят после игр и мультиков. Когда мы у сына заметили зависимость, то заменили смартфон на обычную«печенюшку», и он опять пришел всебя. Сам может и игру придумать и нас развеселить. Стараемся в походы вместе ходить с детьми, в дикие необычные места. Звездное небо, шум прибоя, костер! О таких моментах потом вспоминаешь всю зиму.

Беседовала Светлана Городовая.


"Образ и подобие"