Самый Восточный Журнал Надежда на милосердие

Надежда на милосердие

09.11.2017

Неопрятные люди на улицах вызывают неоднозначную реакцию. Жалость, неловкость, раздражение, стыд. Как помочь, когда нужна не разовая поддержка рублем, а реабилитация всей жизни? Константин Ветренко никогда не думал, что будет заботится о тех, кто, кажется, потерял все – паспорт, дом, веру в людей, и, кажется, надежду. Но судьбы Господни неисповедимы. Едва не лишившись всего, он научился состраданию. Сначала стал подкармливать бездомных, а затем и оборудовал ночлежку. Со временем частная инициатива приобрела масштабы общественной организации, а одно доброе дело вылилось в пять разноплановых проектов. Всего же организация «Милосердие» под началом Константина за шесть лет помогла не менее 500 бездомным начать новую жизнь.

– Константин, расскажите, как попадают в реабилитационный центр «Надежда»?

– Весь механизм уже отлажен. О нас знают в храмах, полиции, соци­альных службах. «Реклама» работает. Но как бы странно это не звучало, сразу с улицы к нам не попасть. Од­них слов мало. Особенно если че­ловек долго живет на улице и при­вык бродяжничать. Попав к нам, он будет устанавливать свои порядки, поэтому одних слов мало. «Новичок» проходит испытательный срок – от двух дней до недели помогает при храме. Нередко запал быстро пропадает. Как только узнают, что нужно что-то делать – исчезают. Остаются только неравнодушные к своему будущему. Мы им, конечно, помогаем. Первым делом, восстанав­ливаем полный комплект докумен­тов. Несколько постояльцев трудятся в самом центре поварами, вахтерами, дворниками. Остальным, пытаемся помочь найти работу. С этим тоже есть трудности. Для них не так много предложений.

– Как менялось Ваше отношение к подопечным, не вызывают они неприятия?

– Это же образ Божий. Какое они у меня могут вызывать чувство, кроме сострадания? Если нам такой чело­век противен, значит, и Христос нам неприятен.

– А те, кто не хочет работать и оставаться в центре «Надежда»? Даете ему копейку, а он ее тратит не по назначению, получается ка­кой-то замкнутый круг.

– Человек милостивый не будет мучиться вопросом о том, подавать копейку нищему или не подавать. Пусть тот и пропьет ее, зато мо­жет быть, это спасет его от более страшного греха – отчаяния. Я так думаю. Да, он находится на самом дне, ничего не хочет менять, но вдруг, дойдя до края, он очнется. И как покаявшийся разбойник или прокаженный восстанет, и Господь его исцелит. Нужно верить в чело­века до конца. Сами представьте, в каких условиях они выживают. Да, да, не живут, а именно выживают. Зима, минус 30 и ты идешь по улице и не знаешь, сможешь ли сегодня отогреться или перекусить. Три дня побродил – и все, ты уже выделяешь­ся из толпы. После одной зимовки полностью меняется сознание, он «выпадает» из общества. Отвыкает от элементарных вещей: почистить зубы, приготовить завтрак, поехать в автобусе на работу. Вернуть его к полноценной жизни бывает очень сложно. Поэтому задача нашего цен­тра – научить человека держать себя в рамках. Нельзя выпивать, курить, нарушать режим. Все как в армии. Должна быть строгая дисциплина. Потому что только так можно ему помочь. В любом обществе есть пра­вила. Если по дороге будешь ехать по встречной полосе, тебя лишат прав, изолируют, так и здесь.

– Расскажите, с чего все начи­налось, как появилось желание помогать бездомным?

– Лет семь назад у меня были дру­гие приоритеты. Жил одним днем, дошел до того, что все опротивело. Полгода лежал на диване и ничего не хотел. Так и погибал, пока со­сед не привел ко мне на разговор по душам двух священников. Они предложили мне сходить на служ­бу, заодно намекнули, что сейчас в соборе нужен охранник. С этого дня жизнь начала меняться. Не сразу, ко­нечно, но я нашел верный ориентир. Первое время на меня столько шишек посыпалось – смиряли меня все, кто мог. И тут я задумался о том, как сам раньше с другими поступал. Шел ведь, как танк, напролом, ни с кем не считаясь.

Когда начал воцерковляться, то решил весь мир обратить в свою веру – стать миссионером. Но Господь, видимо, готовил меня к другой «мис­сии». Подал документы в семинарию на богословские курсы в декабре, хотя набор был осенью. Очень хо­тел поступить, но что я тогда знал о вере?! Оставалось положиться на Бога. Где-то нашел Библию с ил­люстрациями в двух томах. Татьяна Александровна, уборщица собора, посоветовала молиться святым Ки­ево-Печерской Лавры. Помолись, говорит, и все 20 святых угодников за тебя встанут. Так я и поступил на курсы. Просто открыл на экзамене страницу Библии, где был ответ на мой билет. Отучившись в семина­рии, продолжил помогать в приходе. Вокруг храмов всегда собираются нищие, что с ними делать непонятно. Первое, с чего начал – за лето ско­лотил с приятелем летнюю кухню, договорился с кафе, тут и волонтеры нашлись. Там мы начали два раза в неделю недалеко от собора раздавать горячие обеды.

– Насколько я знаю, кормить нищих продолжаете и по сей день. Какие еще проекты у «Милосер­дия-ДВ»?

– Сейчас у нас их пять. По улицам города курсирует «автокафе» – авто­бус «Милосердие-ДВ», открыт реаби­литационный центр «Надежда» для 35 человек. Еще при Иннокентьевским храме работает благотворительная ма­стерская по ремонту обуви, действуют проекты «Путь домой» и «Не одна». Сейчас мы расширили жилплощадь, сделали ремонт в другом крыле здания и теперь можем приютить не только мужчин, но и женщин и даже семьи. Также нам передали несколько же­лезнодорожных вагонов, которые мы обустроили под квартиры. Вре­менное, конечно, жилье, но все-таки лучше, чем на улице. Большинство из этих проектов мы смогли развить благодаря поддержке грантового кон­курса «Православная инициатива» и Правительству Хабаровского края. Государство много делает для неиму­щих. Если раньше на нас смотрели как на мечтателей и «говорящие голо­вы», то сегодня ситуация изменилась кардинально. Это связано с общей политикой государства – о неиму­щих заботятся. Главное, им самим не сдаваться.

Идея проекта «Путь домой» в том, чтобы помочь вернуться в свой родной город тем, кто потерялся или попал в непростую ситуацию. На вокзале работает наш социаль­ный работник, он узнает истинные мотивы человека, расспрашивает его о подробностях происшествия, созванивается с родственниками, знакомыми. Когда человек путается в показаниях, то это сразу видно. Следующий шаг – в деталях расска­зываем всю схему «департации».

Билет передаем полиции, там за тремя решетчатыми дверями челове­ка проверяют, не в розыске ли он. На поезд его провожает полицейский, который передает билет проводни­ку. Получить за него деньги уже не получится. Важно, чтобы средства не тратились зря. Если человек не чист на руку, то когда узнает всю эту схему, обычно просится «выйти» и не возвращается.

– Кто эти люди, оказавшиеся на грани? Что довело их до такой жизни?

– Люди разные, а истории оди­наковые: запил, уволили с работы, выгнала жена. Либо жена ушла, а по­том запил. Перестановка событий не меняет печального итога. Бывает, ко­нечно, и по-другому. Вадим работал слесарем. На работе обварился и пол­года пролежал в больнице. Поправив здоровье, он вернулся в никуда: как мастер он был не нужен, все деньги ушли на лекарства, за квартиру пла­тить было нечем, и он оказался на улице. Обратился за помощью в храм. Или другая история: не выплатили вовремя зарплату и хозяева съемно­го жилья сразу выставили семью с грудным ребенком на улицу. Сами молодые совсем, лет по 25. Пришли в слезах: «Нам бы недельку где-то по­жить, дождаться зарплаты...» Жизнь вроде бы становится благополучнее, но в то же время мы как на качелях. Кредиты, долги, обязательства. Нет своей квартиры и остался без зар­платы – все, считай, что ты бомж.

– Как простые горожане могут помочь центру «Надежда»?

– Нам нужна любая помощь. От высаживания цветов во дворе до об­щения с одинокими матерями. Им очень нужна поддержка и доброе слово нормальных людей. Чтобы кто-то пришел, показал, как пеле­нать и купать малыша. Планируем за домом разбить вишневый сад, и там руки нужны.

Беседовала Дарья Светлова.

Фотографии предоставлены центром «Надежда»

 

 

 



Человек, Вера, Милосердие, Помощь



287 просмотров.